18 октября 2016Академическая музыка
47680

«Наверстываем упущенное и заполняем дыры»

Гид Владимира Юровского по фестивалю «Другое пространство»

текст: Екатерина Бирюкова
Detailed_picture© meloman.ru

Со 2 по 6 ноября в зале Чайковского и Камерном филармоническом зале состоится очередной фестиваль «Другое пространство». Московская филармония проводит его уже в пятый раз, но в этом году — с особыми смелостью и размахом. Два симфонических коллектива — ГАСО и Азербайджанский государственный симфонический оркестр имени Узеира Гаджибекова, несколько ансамблей, специализирующихся на современной музыке, целый ряд российских и мировых премьер. Идейный вдохновитель проекта Владимир Юровский объясняет, почему нельзя пропустить эти пять дней.

— «Другое пространство» называется «фестивалем актуальной музыки», но его важные события в этом году — российские премьеры двух легендарных опусов прошлого века: «Групп» Штокхаузена и Симфонии Берио. Не поздно ли?

— На каждом из предыдущих фестивалей помимо актуальной музыки исполнялись знаковые произведения послевоенного авангарда, без которых музыка сегодняшняя была бы немыслима, — Орфа, Ксенакиса, Кейджа. Мы наверстываем упущенное и заполняем дыры в своем музыкальном образовании. Да, поздновато, конечно, но не наша вина, что до нас не нашлось людей, которые рискнули бы взяться за этих «священных чудовищ»…

Симфония Берио была в репертуаре бакинского оркестра — они ее играли на одном из фестивалей, организуемых в Баку Фараджем Караевым. А «Группы» Штокхаузена придумал я, когда было решено, что приедет бакинский оркестр, — одному оркестру с таким произведением трудно справиться, да и дирижеров нужно три человека!..

Оба сочинения — важнейшие вехи в истории музыки, изменившие ее ход. После премьеры таких сочинений мир музыки никогда уже не сможет вернуться в состояние «до».

— Как ты думаешь, почему они до сих пор не исполнялись в России?

— Полагаю, прежде всего из-за страха перед техническими сложностями. Ну и необычность составов тоже играла определенную роль, думаю…

— А какие в них главные исполнительские сложности?

— В Симфонии Берио — координация и балансировка оркестра и микрофонизированных голосов, а также быстрые стилистические смены (эта Симфония — одно из первых сочинений «полистилистики»). А «Группы» сложны прежде всего одновременным существованием в трех временных измерениях — отсюда и нужда в трех дирижерах, которые должны репетировать одновременные и поочередные смены темпов и размеров между собой до того, как они будут репетировать с оркестрами. Ну и, конечно же, сама серийная основа музыки, когда каждая нота выписывается со своей отдельной артикуляцией и динамикой, — все это крайне непривычно для музыкантов, взращенных на классическом репертуаре… Кстати, еще одно такое сочинение-веха, изменившее ход музыкальной истории, которое будет впервые играться российскими музыкантами, — «Ритуал памяти Бруно Мадерны» Пьера Булеза (умершего в начале этого года).

© meloman.ru

— И еще одна громкая российская премьера фестиваля — опера-оратория Адамса «El Niño» (по-испански — «дитя», «младенец». — Ред.), можно сказать, дитя миллениума. Ее мировая премьера состоялась в канун 2000-го Рождества в театре Шатле в Париже. Эта музыка ближе нам?

— По времени — да. По духу — тут каждый решает индивидуально. Минимализм — одно из важных явлений в музыке последних 40 лет, но отнюдь не единственное. Есть музыканты и слушатели, которые совершенно не воспринимают минималистскую музыку… Мне лично очень нравится «Эль-Ниньо», поэтому я решил это сочинение исполнить...

— Правильно ли исключать из его исполнения мультимедийное оформление Питера Селларса, соавтора Адамса?

— Этот вариант исполнения разрешен самим Джоном Адамсом, то есть «Эль-Ниньо» может исполняться как современная опера с видеопроекциями или же как оратория (наподобие генделевского «Мессии» или гайдновского «Сотворения мира»). Мне лично кажется, что концертное исполнение способствует лучшему пониманию этой музыки, которой в этом случае не навязывается визуальная интерпретация, к тому же сильно «идеологизированная» (я здесь имею в виду особенности селларсовского видеоряда). Музыка Адамса очень современна и вместе с тем находится как бы вне времени и пространства, в этом ее основное достоинство для меня. Концертное исполнение должно именно это качество вывести на передний план...

— Программа фестиваля огромна. Это фактически пятидневный марафон. Как в нем выжить слушателю?

— Во-первых, надо стараться максимально себя подготовить — заранее как можно больше узнать об исполняемой музыке и ее авторах: сочинения, которые уже многократно исполнялись в мире, как «Группы» Штокхаузена, Симфония Берио, «Ритуал» Булеза или Симфония Уствольской, можно и послушать один или несколько раз в многочисленных записях на YouTube, так как чем больше знаешь о таком сочинении — тем больше в состоянии его оценить и получить от повторной встречи с ним эстетическое наслаждение. А во-вторых, тем, кто боится переесть новой для себя музыки, советую заранее произвести отсев и решить, что ты хочешь услышать, а что можно и пропустить… Но мой личный совет — не пропускать ничего, а просто впустить это «Другое пространство» в себя, сделать его на пять дней частью пространства личного, а там уже дать возможность музыке самой поработать внутри тебя. Даже если не все понравится — расширенное сознание гарантировано!

Комментарии

Новое в разделе «Академическая музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Три историиТеатр
Три истории 

Диана Вишнева, Владимир Варнава и другие — о балетах Стравинского в Перми

25 мая 201739280
ПустошиКино
Пустоши 

Илья Данишевский — о фильме Гранта Джи «Терпение (по Зебальду)»

25 мая 201717480