«Little Heroes». Эпизод 5

Премьера новой серии фильма про современных композиторов

текст: Екатерина Бирюкова
Detailed_pictureКадр из «Little Heroes»

Пока набирают обороты дискуссии о современной музыке и ее актуальных героях, пермский композитор Леонид Именных с большой командой единомышленников снимает настоящую сагу о композиторской России — документальный сериал «Little Heroes» с огромным количеством персонажей, избравших делом своей жизни складывание звуков в авторское высказывание. Уже выпущены четыре серии, которые можно посмотреть в YouTube. COLTA.RU представляет премьеру пятой вместе с объяснениями автора.

— Для начала скажите цифры. Как долго вы уже занимаетесь вашим проектом? Сколько героев? Какого они возраста?

— Проект в производстве три с половиной года, в публичном пространстве полтора года. То есть снимаем мы с 2013-го, публикуемся с начала 2015-го. Пока мы занимаемся так называемым первым сезоном, то есть говорим о молодом поколении 1980—1995 годов рождения. В этом поколении у нас отснято 70 человек. Некоторые уже несколько раз, так как мы время от времени возвращаемся к героям и фиксируем их текущий статус.

— Из каких они городов?

— Охват от Владивостока до Калининграда. Как и во всех проектах, работающих с фиксацией на «стране, которую мы потеряли», нам интересно пытаться составить из свидетельств наших героев более-менее полный срез, коснувшись всего постсоветского пространства. Сейчас у нас есть: Нижний Новгород, Москва, Пермь, Екатеринбург, Петрозаводск, Санкт-Петербург, Владивосток, Калининград, Ростов-на-Дону, Магнитогорск, Омск, Уфа, Казань, Новосибирск, Одесса, Киев, Минск, Ереван. Несколько человек уехало в Европу.

— И все с композиторским образованием?

— Практически все так или иначе связаны с консерваториями: либо учились и успешно окончили, либо учились, но не выпустились, либо пребывают в консерваторской тусовке и в курсе процесса. Есть диджей, есть пара электронных музыкантов, у которых профильное образование другое. Мы изначально и планировали разбавлять академическую среду, дать несколько дополняющих свидетельств — в том числе потому, что наблюдается кризис всего академического.

Леонид Именных

— Какова главная идея проекта? Показать, что современный композитор — обычный человек? Или, наоборот, необычный?

«Little Heroes» — про опыт встречи с Другим. Другой — это я или ты, хотя формально встреча происходит между композиторами и всеми остальными. Это подразумевает создание самой ситуации встречи, обмен информацией и фиксацию результата.

Когда я начинал проект, я не имел ни малейшего представления о сообществе современных композиторов России: есть ли оно, сколько в нем человек, кто на виду и исполняется, а кто пишет в стол или вообще не пишет, но осуждает всех вокруг? У кого власть и какая расстановка сил? Есть ли рынок композиторских услуг и сколько там денег? Можно ли жить, отказавшись от прикладной музыки и/или поп-аранжировок, или, напротив, всем надо утонуть в коммерции и поменять ее изнутри? Должен ли русский композитор, оставаясь носителем высокой культуры, в том числе культуры рефлексии, в своих художественных проектах тем не менее быть утопистом или мелкобуржуазным прагматиком? Должен ли композитор быть носителем высокой культуры и рефлексии или долой иерархии и да здравствует интуиция? Кто мы? Где мы? Ничего этого три с половиной года назад я не знал. Сейчас наше поколение, по крайней мере, может и начинает задавать эти вопросы публично.

В команде «Little Heroes» в том числе есть выпускницы Марины Разбежкиной, которая пестует в студентах понимание неизбежной частности и факультативности собственного высказывания. То есть автор не может занять никакую позицию, кроме позиции свидетеля, и должен смириться с тем, что его оптика субъективна и оттого в известной степени несовершенна. Солидаризируясь с этой позицией, я могу сказать, что мы свидетельствуем о свидетельствах, пытаясь разделить высказывания между командой и героями, таким образом делая нашу оптику чуть точнее. Другой вопрос, кому сегодня вообще нужно чье бы то ни было свидетельство, но предположим, что нужно.

— Но вы же не все свидетельства используете, наверное? Как вы отбираете материал? Не боитесь показать ваших героев слишком дурашливыми?

— Дурашливыми? Они вам такими показались?

— Ну они очень разные. Но бывают совсем чудики.

— Тут мы должны вернуться к пункту о срезе, о том, что композиторы бывают всякие. И, чтобы зритель прикоснулся к их миру в полной мере, мы снимаем и показываем в том числе тех, кто, как вы говорите, чудик. При монтаже я стараюсь отказаться от профессиональных иерархий и соединять героев, когда они невольно собираются вокруг той или иной проблемы. Но, быть может, вы говорите о конструировании мифа? О том, что вместо живых людей, пребывающих в реальности, мы получаем странноватых, самозабвенных, подчас карнавальных персонажей, которые забавны и немного интересны, но не демонстрируют, скажем, авторитета, солидности и заботы о слушателе, присущих части их старших коллег или закрепленных за образом композитора в популярной культуре?

Сейчас и в сети, и в жизни немногим удается, впервые встретив человека, прочитать его за слоями репрезентаций. Мы обсуждаем это и с героями, и на публичных показах: что любая последовательная самопрезентация превращается в мифотворчество. Те ресурсы, которыми мы располагаем, предлагают нам стратегию последовательного создания мифа с дальнейшим его разрушением. То есть, прежде чем вести дискуссию с оппонентом, мы должны проговорить все общие положения. Поскольку у проекта есть задача выйти на широкого зрителя, мифологический нарратив неизбежен. Все наши новые медиа, в принципе, строятся на мифе. Доставка информации до конечного пользователя проходит через такое количество фильтров, что обобщающие и упрощающие искажения неизбежны.

Можно справедливо заметить, что есть же вот стриминг, трансляции в Перископе. Это да, и мы планируем с композиторами туда уйти, но сначала надо как-то туда привести зрителей, накопить символический капитал.

— Если это первый сезон, то какие следующие?

— Если проект не умрет и мы сможем создать фонд «Русский композитор», как мы хотим, то мы будем двигаться ретроспективно. Второй сезон — поколение 60—70-х. Третий сезон — все композиторы до 60-х. Наверняка будет больше градаций, но пока не получается уделить этому достаточно внимания. В четвертом сезоне герои всех предыдущих объединятся в рассказе о русских композиторах прошлого. Посмотрим.

Комментарии

Новое в разделе «Академическая музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте