1 ноября 2017Мосты
48300

«Системы покупки военных билетов у нас нет. Даже если ты богат, придется что-то сделать»

Как устроена альтернативная гражданская служба в Финляндии и как она помогает бороться с безработицей

текст: Петр Торкановский
Detailed_picture© Siviilipalveluskeskus

В рамках программы «Общественная дипломатия. ЕС и Россия» с 17 по 19 октября в Хельсинки побывала группа российских социальных работников, изучавших, как в Финляндии построена система альтернативной гражданской службы. Почти 20 лет назад неподалеку от Хельсинки открылся Центр альтернативной гражданской службы, куда обращаются люди, которые по тем или иным причинам решают не проходить службу в армии. Петр Торкановский поговорил с Айно-Инкери Мьестамо, экспертом в сфере образования, работающей в центре с 2009 года. Этот разговор продолжает наш совместный проект с программой «Общественная дипломатия. ЕС и Россия» «Мосты».


— В России альтернативная гражданская служба (АГС) — это явление, не слишком распространенное. Это объясняется и бюрократическими сложностями, связанными с необходимостью доказать свое право на прохождение альтернативной службы, и стереотипами в обществе: считается, что альтернативная служба — это грязная работа где-то в больницах. По статистике Федеральной службы по труду и занятости, в 2016 году количество людей, проходящих альтернативную службу в России, составляло 1042 человека. А насколько популярна АГС в Финляндии?

— К нам в центр попадает около 1400—1600 человек в год, это где-то 7% от общего числа призывников.

— И чем обычно занимаются в Финляндии молодые люди, которые выбирают альтернативу военной службе?

— Самое популярное место — библиотеки. В обязанности призывников входит практически все: обслуживание клиентов, доставка книг, иногда даже рекомендации по их закупке. Часто от сотрудников крупных библиотек можно услышать, что они рассчитывают на призывников, когда нужно узнать, какие комиксы или фантастические романы любимы сейчас молодыми людьми. Часто призывники работают в школах и центрах дневного пребывания как дополнительные пары рук и ног, которые никогда не бывают лишними, когда, например, нужно помочь детям с особенностями развития.

— Я был удивлен, что АГС можно проходить и в религиозных организациях.

— А почему вас это удивляет? Организации сами подают заявки на призывников АГС. И если у них есть средства, позволяющие обеспечить людей всем необходимым, включая зарплату, — а это в год примерно по 8—10 тысяч евро на человека, — то обычно им на это дают разрешение. Что касается религиозных организаций, то в них призывники обычно тоже работают с детьми и молодежью, помогают с организацией выездных лагерей, занимаются документами и техникой. Самое необычное место службы, которое приходит мне на ум, — это симфонический оркестр, где один призывник работал скрипачом. Некоторые работают в театрах или шьют костюмы для Национальной оперы. А еще я помню призывника, который работал гидом и хранителем в национальном парке, — он проводил очень много времени один в лесу, в палатке или в своей хижине, без электричества и водопровода. Он был экоактивистом, так что он согласился на условия, от которых большинство людей бы отказалось. Для него все это было идеально, хотя в другой ситуации мы бы не дали согласия на такое размещение призывника.

— Если я правильно понял, то призывникам платят?

— Основная часть финансовой поддержки призывников — это жилье и бесплатная еда, которые предоставляются работодателем. Хотя чаще всего призывник остается просто жить в своей квартире, но при этом все коммунальные услуги оплачивает организация. И да, у него есть небольшое жалованье. Вначале это 5,10 евро в день, в последние три месяца службы — 11,90 евро. Часть этих издержек компенсируется организациям из государственного бюджета.

— Прежде чем начать службу, «альтернативный» призывник тоже должен пройти медкомиссию…

— В России здоровье «альтернативного» призывника проверяется только во время призыва, а в Финляндии его состояние, ментальное и физическое, отслеживается постоянно. Мы хотим быть уверены, что его труд принесет пользу и призывнику, и принимающей организации — она ведь платит деньги, так что было бы несправедливо отправлять туда людей, неспособных работать.

© Siviilipalveluskeskus

— А вообще кто и почему может в Финляндии отказаться от службы в армии и выбрать АГС?

— Сегодня ты никому не должен рассказывать о причинах своего выбора, ты просто заполняешь заявление — и все. Его можно отправить даже онлайн. Нет никакой комиссии, никаких предварительных интервью... На самом деле, спрашивать призывников о причинах их выбора даже запрещено.

— В России призывники из богатых семей, которые не хотят служить в армии, даже не будут пытаться подать заявление на альтернативную службу — им проще купить готовый военный билет (естественно, это незаконно). А есть ли в Финляндии социальные группы, которые всегда предпочитают АГС?

— Ну, системы покупки военных билетов у нас не существует. Так что, даже если ты богат, придется что-то сделать… У нас есть и очень нацеленные на карьеру люди, и люди с девятью классами школы, которые не слишком заинтересованы в дальнейшем образовании. Даже не знаю, кого не встретишь в центре.

— Сколько продолжается в Финляндии АГС?

— Срок всегда один и тот же — 347 дней. Но если до этого призывник уже отслужил некоторое время в армии, то эти дни, конечно, будут вычтены.

— А это что же, распространенная практика — служить сначала в армии, а потом переходить на альтернативную службу?

— Да, я бы сказала, что около трети наших призывников сначала идет в армию.

— Почему?

— Думаю, что в некоторых регионах Финляндии сохраняется сильное социальное давление, заставляющее молодых людей идти в Вооруженные силы. Служба считается естественной для юношей. Давление со стороны сверстников, со стороны семьи не позволяет с самого начала сказать: «Мне это не нравится». В каком-то смысле проще начать службу, а потом уже решить, хочешь ли ты перейти на альтернативную.

— А что с образованием? Молодой человек сначала получает высшее образование, а затем уже идет в армию или на АГС — или сначала служит, а потом учится?

— Бывает и так, и так. Призывной возраст у нас — с 18 до 30 лет. Некоторые отправляются на службу после школы, когда еще не знают, чем хотели бы в жизни заняться, и просто хотят попробовать: «Смогу ли я ухаживать за пожилыми людьми?» А некоторые предпочитают поучиться, а потом выбрать место в системе АГС, где они смогут использовать свои профессиональные навыки.

— Но зачем посреди учебы бросать ее ради службы?

— Люди хотят сделать перерыв, убедиться, что приняли правильное решение, выбрали действительно интересующую их деятельность. Так что это практическая проверка. Кроме того, устроиться на работу молодому человеку в Финляндии достаточно сложно. А АГС дает возможность получить год стажа. Он будет хорошо смотреться в резюме, когда ты окончишь вуз.

— Так альтернативная служба еще и помогает снизить безработицу?

— В каком-то смысле да! Для многих это главная причина, по которой они выбирают АГС. Часто дело не в том, что призывники придерживаются пацифистских взглядов или опасаются дедовщины в армии; довольно многие, идя на альтернативную службу, исходят из практических соображений — они хотят работать. Но вообще бывают очень разные мотивации. Мне, например, запомнился призывник, который был театральным режиссером или драматургом. Он отправился в центр помощи беженцам, где получил опыт совершенно другой жизни, у которой нет ничего общего с театральной деятельностью, а затем уже вернулся в театр.

© Siviilipalveluskeskus

— Давно ли вообще действует в Финляндии система АГС?

— С 1922 года. Правда, тогда пройти АГС могли только несколько человек в год, которым не позволяли носить оружие их религиозные убеждения. За изменение этой ситуации начал бороться активист Арндт Пекуринен, который много раз оказывался в тюрьме, до тех пор пока в 1931 году не добился своего: с этого момента альтернативную службу могли пройти любые пацифисты. А система АГС в ее сегодняшнем виде существует с 1980-х годов. Наш центр работает почти 20 лет, а я сама здесь с 2009 года.

— А чем в центре занимаетесь именно вы?

— Я преподаю призывникам политику, в том числе мировую, политическое участие и все, что с ним связано.

— Да, я читал, что в вашем центре перед началом АГС призывники должны пройти одну из базовых образовательных программ. Одна связана с культурным наследием и окружающей средой, другая — с поведением в экстремальных ситуациях, третья — с формированием гражданского долга, а четвертую, мне кажется, в России сегодня представить практически невозможно — она посвящена насилию в различных формах: от сексизма до домашнего насилия.

— Да, это и для Финляндии довольно новая программа, она существует примерно с 2011 года. Поскольку мы работаем с молодыми людьми от 18 до 30 лет и призывники только становятся взрослыми, важно достучаться до них сейчас. Они учатся эмпатии, взаимодействию с другими, адекватной саморепрезентации, изучают статистику, связанную с насилием, причины агрессии и возможности противодействовать насилию и в социуме, и на домашнем уровне.

— Призывники изучают формы взаимодействия государства и общества — от избирательных систем до гражданского неповиновения. Предполагается, что потом они смогут использовать эти знания на практике?

— Да, конечно.

— Знаете ли вы выпускников, организовывавших митинги или протесты?

— Это как раз программа, в рамках которой проходят мои семинары. Но нет, я не знаю таких историй. Видимо, они мне не рассказывают.

— Кстати, а есть ли у вас женщины?

— Практически нет, может быть, одна в год.

— А в армии их много?

— Немного больше, но это добровольно, как волонтерская практика. И еще для женщин в армии существует период в 50 дней, когда они могут решить, хотят ли они продолжать службу или уйти. А спустя эти 50 дней уже нельзя уйти, только перейти на АГС.

— Вы сами служили в армии?

— Нет, мне это было неинтересно. Когда мне было около 20 лет, женщины как раз получили возможность служить, но меня это не интересовало.

— Давайте подведем итог: как вы думаете, как развитие АГС повлияло и влияет на финское общество в целом?

— В 1980-е ситуация была ближе к той, которая сейчас, как мне кажется, существует в России. Было очень мало людей, идущих на альтернативную службу, и со стороны казалось странным выбирать АГС. Тебе могли сказать, что ты — предатель или что-то типа того. «Только настоящие мужчины идут в армию, а все сосунки, маменькины сынки остаются дома, прячутся за женскими юбками». Теперь это не так. Конечно, и сейчас есть люди, которые считают, что все молодые люди должны идти в армию, что служба — это естественная часть жизни мужчины, но в целом АГС воспринимается как что-то нормальное.

Комментарии