25 февраля 2015Медиа
92290

«“Партия войны” в России стала активно использовать сетевые медиа»

Александр Морозов о том, как изменилась российская блогосфера, и о российском участии в международном конкурсе социально значимых блогов

текст: Никита Кузнецов
Detailed_picture© Тамара Корнильева / Русский журнал

Второе десятилетие крупнейшая немецкая медиакомпания Deutsche Welle проводит международный конкурс социально значимых блогов и сетевых стартапов под названием The Bobs — Best of Online Activism. К участию допускаются блоги и сетевые сообщества на 14 языках — на русском, арабском, украинском, английском, бенгальском, индонезийском, испанском, китайском, немецком, персидском, португальском, турецком, французском, хинди. Заявки принимаются на сайте медиакомпании до 12 марта. Подробности о том, как это сделать, — здесь. В жюри конкурса с российской стороны в разные годы входили Антон Носик, Марина Литвинович, Рустем Адагамов и другие известные деятели рунета. В этом году в жюри от России входит Александр Морозов, главный редактор «Русского журнала», постоянный автор COLTA.RU. Голосовать за номинантов могут не только члены жюри, но и все читатели. Победители The Bobs — 2015 будут объявлены 3 мая, а чествование лауреатов состоится 23 июня в Бонне в рамках конференции Deutsche Welle Global Media Forum. Прием заявок открыт с 19 февраля. COLTA.RU расспросила о конкурсе Александра Морозова.

— Это ведь конкурс не блогеров, а блогов? То есть выдвигать можно не только личный блог, но и коллективный, имеющий редакцию?

— Да, насколько я понимаю, не имеет значения формат интернет-присутствия. Главное, чтобы блог или сообщество были социально значимы, чтобы благодаря им происходила какая-то гражданская мобилизация, чтобы к ним имелось общественное внимание. Если посмотреть списки российских финалистов прошлых лет, там были и личные блоги Ильи Варламова и Мити Алешковского, и коллективные проекты — «РосУзник», «Гражданин Поэт» и другие. Вообще такого рода номинирование — независимо от наград — позволяет провести своего рода учет достижений за год, составить общий список наиболее заметных сетевых площадок года. Когда я узнал, что буду в жюри в этом году, то через Фейсбук запросил мнения своих коллег, читателей — и в результате получился топ-25 социально значимых интернет-площадок 2014 года.

Когда начинаешь подробную ревизию — оказывается, что не так уж мало нового родилось или встало на ноги за год.

На некоторые мое внимание обратил Олег Козырев, на другие — редактор известного благотворительного портала «Милосердие.ру» Юлия Данилова. Думаю, полезно составлять в конце года всякие лонг-листы важных событий в разных гуманитарных сферах. Потому что на первый взгляд кажется, что год от года дела все хуже, «золотой век» позади, впереди только упадок и разложение. А когда начинаешь подробную ревизию — оказывается, не так уж мало нового родилось или встало на ноги за год.

— Почему в России нет такой премии, как The Bobs?

— Когда-то, во времена популярности Живого Журнала, в нем самодеятельно возникали рейтинги и конкурсы блогеров. Я знаю, что некоторые региональные администрации продолжают работать с местной блогосферой — в том числе с помощью конкурсов. Но на национальном уровне у нас нет премии в области гражданской сетевой журналистики. У нас есть Премия рунета, поддержанная Федеральным агентством по коммуникациям, но в ней нет блогерской номинации. Поэтому я думаю, что участие России в конкурсе The Bobs очень важно. Это позволяет посмотреть на российскую гражданскую журналистику в мировом контексте.

— А как вы оцениваете состояние российской гражданской журналистики в 2014 году?

— С одной стороны, после общественного подъема 2010—2012 гг. наступили упадок и «годы реакции». Власти в России решили провести очень масштабную зачистку общественного пространства после «болотного» протеста. А после киевского Евромайдана Кремль и вовсе впал в бешенство. Теперь практически любая независимая интернет-инициатива, предполагающая гражданскую мобилизацию, сразу попадает под подозрение. Телевидение и большая группа депутатов ведут настоящую охоту на ведьм, постоянно ищут «пятую колонну». Вообще в 2014 году Россия пополнила весьма нерадостный список стран, в которых есть заблокированные оппозиционные издания (у нас это «Грани.ру», «Ежедневный журнал»), есть также топовый блогер под судом и домашним арестом — Алексей Навальный. До 2014 года такого здесь не было. То есть довольно мрачно все.

После киевского Евромайдана Кремль и вовсе впал в бешенство.

Но, с другой стороны, были в 2014 году и несомненные достижения — например, два новых правозащитных проекта: «Медиазона» и «Открытая Россия». Сергей Пархоменко («Последний адрес») и Ольга Романова («Русь сидящая») продолжали свою деятельность в 2014 году. Работали старые и появлялись новые благотворительные сетевые проекты — «Подари жизнь», «Нужна помощь», «Лиза Алерт», «Антон тут рядом» и другие. Урбанистические сетевые проекты активно развиваются. Короче говоря, в 2014 году при усиливающихся ограничениях сверху кое-какая активность снизу сохранялась. Но самое главное событие 2014 года — Украина. Война повлияла на все. И большая новость ушедшего года в той сфере, о которой мы говорим, — «партия войны» в России стала активно использовать сетевые медиа. Через сети сотни тысяч людей в России оказались вовлечены в сбор помощи Донбассу, в рекрутирование добровольцев. Появились даже не десятки, а сотни новых сайтов и сообществ, посвященных так называемой Новороссии. Их еще никто толком не каталогизировал, не описал. А ведь это большое событие с точки зрения медиатеории: мы с вами впервые наблюдаем, как сети могут обеспечивать ведение «гибридной войны»... Впрочем, это я уже ушел от темы конкурса.

— А не получится ли, что российских лауреатов конкурса The Bobs потом обвинят в подрывной деятельности? Просто на том основании, что они участвуют в зарубежном конкурсе?

— А кто его знает! У нас события развиваются очень быстро в последние два-три года. Никто ведь не мог себе представить несколько лет назад, что «Мемориал» объявят «иностранным агентом», а центр Сахарова будут стремиться лишить помещения и довести до закрытия. Откровенно говоря, мы ведь так и не понимаем логику и направление конфликта с Западом, в который ввергнута Россия в последние три года. В 2008—2010 годах я самодеятельно вел в Москве офлайн-заседания клуба блогеров им. Канта. Приходили все — левые, правые, кремлевские, антикремлевские. Было общение. И все были в России. А сейчас глянешь — где Кох, где Адагамов? Где теперь известный губернатор-блогер Чиркунов? Самое популярное новое имя в блогосфере в 2014 году — Слава Рабинович. Где он? Тоже где-то в Англии. Где сетевые активисты «Голоса», антикоррупционных проектов Навального? Ситуация радикально изменилась — одни уехали из страны, другие находятся под бесконечными прокурорскими проверками. Кто может знать, какой будет в России атмосфера через полгода, когда будут вручать эти премии за успехи в гражданской журналистике? В любом случае мне кажется, что внимание к международному конкурсу гражданской журналистики The Bobs и к русскому участию в нем в нынешней атмосфере будет больше, чем в прошлые годы.

Комментарии

Новое в разделе «Медиа»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Долгие дорогиColta Specials
Долгие дороги 

Чешский фотограф Мартин Вагнер проехал от Украины до Сахалина, чтобы понять, как живут люди на территории бывшего СССР

22 июня 201619090