13 ноября 2017Медиа
36860

Спасаем мир по-русски

Сериал «Чернобыль-2. Зона отчуждения» как актуальное политическое высказывание

текст: Наталья Исакова
Detailed_picture© ТВ-3

В пятницу одновременно во всех часовых поясах России стартовал второй сезон сериала «Чернобыль. Зона отчуждения» на канале ТВ-3. Напомним: первый сезон «Чернобыля» вышел на ТНТ в 2014 году и с тех пор делит с «Физруком» звание самого популярного сериала за всю историю телеканала (доля — 27,1% при средней доле канала 15%, аудитория — вся Россия от 14 до 44).

«Чернобыль» — история, для российского телевидения новаторская во многих смыслах: и вертикальный показ по американской модели — каждую пятницу в вечерний прайм по две серии подряд, и выкладывание лицензионных серий сразу после эфира в интернет — попытка опередить пиратов и собрать как можно больше денег на онлайн-показах. Еще одна новация — обсуждение сериала по горячим следам узким кругом его актеров и создателей в обществе потенциального кандидата в президенты РФ Ксении Собчак — в прямом эфире ТВ-3 с трансляцией в социальную сеть «ВКонтакте».

Но самое интересное, что на фоне старательного уклонения ТВ от серьезного разговора о столетии Октябрьской революции «Чернобыль-2» стал чуть ли не главным медийным «подарком» к этой дате. СССР, как и революцию, в сериале вспоминают тепло (в отличие от сериалов «Троцкий» на Первом и «Демон революции» на «России-2»). Ленин в кепке машет нам с видеоэкранов в альтернативном будущем, где СССР не распался, зато США — на грани исчезновения.

На фоне старательного уклонения ТВ от серьезного разговора о столетии Октябрьской революции «Чернобыль-2» стал чуть ли не главным медийным «подарком» к этой дате.

Премьера первого сезона «Чернобыля» переносилась продюсерами ТНТ три раза, старт ожидался еще в 2010 году. А в то время телеканал оттолкнулся от своего железобетонного позиционирования — «реалити и комедии» — и двинулся в сторону экспериментов. Смена курса не артикулировалась в промо, но программирование говорило само за себя. ТНТ пробовал себя в неформатных жанрах — вроде снятого субъективной камерой триллера «Моими глазами», откровенной драмы «Измены» или ночных показов такого российского кино, которое было точно не для «поржать».

Эти эксперименты позволили продюсерам значительно обогнать конкурентов в понимании того, что такое сериал нового поколения. Но в итоге ТНТ в этом году вернулся к старому позиционированию, а все неформатное переехало на ТВ-3 — некогда «первый мистический» а теперь канал, который показывает вещи удивительные и странные.

Первой ласточкой стал сериал «Гоголь. Начало» — он пока, правда, гастролирует только по кинотеатрам. А теперь вот — «Чернобыль», который сценаристы Илья Куликов (автор легендарных «Глухаря» и «Закона каменных джунглей») и Евгений Никишов (генеральный продюсер ТВ-3) начали писать больше 10 лет назад, устав работать на конвейере стандартных криминальных сериалов.

© ТВ-3

Были опасения, что домохозяйки, привыкшие смотреть на ТВ-3 понятную и простую «Слепую», не смогут переварить сложный микс из путешествий во времени, ядерного постапокалипсиса, роуд-муви и истории взросления. Но аудитория экзамен выдержала. Повтор первого сезона «Чернобыля» — теперь уже на ТВ-3 — дал фантастические для телеканала цифры: 9,2% на фоне средней доли канала в 4% (аудитория: вся Россия от 14 до 44).

Почему этот сериал полюбили зрители, не склонные к тоске по СССР? Компания друзей — Паша, Леша, Гоша, Настя и Аня — отправилась в погоню за сумасшедшим видеоблогером, укравшим 8 миллионов рублей из квартиры главного героя. Следы привели подростков в Припять, где они с помощью машины времени переместились в 1986 год. Там, на месте, друзья решили предотвратить аварию на Чернобыльской АЭС. Мотив был личный — в Припяти жила семья Ани. В схватке с майором КГБ главный герой — Паша — потерял всех друзей. Аварию удалось предотвратить, но будущее — согласно «эффекту бабочки» — изменилось.

Спасению мира от катастрофы был посвящен финал первого сезона. До этого жанр сериала больше склонялся к квесту с элементами волшебной сказки. В каждой серии герои проходили испытания, приближаясь к главной цели, — а целью, как выяснилось, было не поймать сумасшедшего вора, а понять, кто и зачем все это время заманивал их в зону Чернобыля. Они попадали в мир страшных дальнобоев, спасались в деревянном доме «Бабы-яги» со зловеще стынущим на столе борщом, ходили на свадьбу к девушке, чтобы передать ей подарок от мертвого жениха из Огаркова — которое, как потом выясняется, не село, а кладбище («Так вот почему от него так воняло!» ), и на каждом шагу за ними следил черный-черный джип — как в страшилках из детства.

Ленин в кепке машет нам с видеоэкранов в альтернативном будущем, где СССР не распался, зато США — на грани исчезновения.

Были, конечно, и оммажи любимому кино. Например, суровые мужики, приезжающие в зону Чернобыля поохотиться на людей, — привет «Хостелу». Или секретный бункер ученых под землей — отсыл к сериалу «Бункер», который для ТНТ снял его бывший генеральный продюсер Александр Дулерайн в 2006-м. Кажется, что и главный антагонист «Чернобыля» в исполнении Евгения Стычкина тоже попал в сериал транзитом из «Бункера».

Мир 1986 года в первом сезоне был воссоздан довольно убедительно — и без сильных реверансов в сторону СССР. Но каким-то шестым чувством продюсеры, похоже, уже тогда ощутили изменение политического тренда. И мостик ко второму сезону в духе «Россия — родина слонов» был перекинут ими задолго до войны на Украине, аннексии Крыма и мощного курса на «можем повторить».

В конце первого сезона оставшийся в живых герой Паша возвращается в настоящее и с удивлением обнаруживает, что СССР не распался, а наоборот — стал мировой сверхдержавой. Единственным полюсом силы. В мире должно быть хоть что-то стабильное, поэтому у власти в СССР — тадам! — Генеральный секретарь ЦК КПСС Владимир Путин. По правилам жанра, если где-то что-то не случилось — это должно случиться в другом месте. Потому авария на атомной станции в альтернативной реальности все-таки произошла — но не в СССР, а в США.

© ТВ-3

С этого момента и стартует второй, нынешний, сезон сериала — в жанре ретрофутуризма, с повзрослевшими на семь лет актерами. Теперь в США, а не в России все плохо. После аварии на АЭС Калверт-Клифс, штат Мэриленд, в Америке идет гражданская война. В СССР бывшую сверхдержаву называют «Разъединенные Штаты Америки». Вокруг места взрыва образовалась новая зона отчуждения, контролируемая отчаянными бандитами. Ее столица — город-призрак Ласби, американская Припять. Последний законно избранный президент страны Дональд Трамп скрывается на Гавайях и просит СССР о помощи. А нам не жалко помочь. У нас отличная армия в Анкоридже.

В новой истории мы в СССР изобрели интернет, который называется «рунет», и сделали айфоны под брендом «Электроника 8» и «Электроника 8+». В новом мире, в принципе, все хорошо. Правда, нельзя свободно выехать за границу — но, с другой стороны, что там делать, если процветание теперь только у нас? Ну и еще — геям дают пять лет тюрьмы. Но чем не пожертвуешь ради общего блага?

В альтернативном советском будущем жизнь героев радикально изменилась — социального дна тут нет. Задрот-айтишник Гоша стал сыном большого чиновника. Раскованный и открывающий все двери ногой хулиган Леша с дядей-уголовником теперь комсомолец в очках, учится в институте. Им не до глупостей и даже не до секса: секс — все еще немного табу в пуританском СССР.

Мы в СССР изобрели интернет, который называется «рунет», и сделали айфоны под брендом «Электроника 8» и «Электроника 8+».

Отец Ани, инженер Чернобыльской АЭС, который посвящен в тайну героев, новым миром полностью доволен. Похоже, один только Паша переживает, что в результате изменения прошлого пострадали американцы. И хочет немедленно все исправить. С помощью неизвестного героя в белой маске (привет, Джокер?) герои угоняют самолет и летят в новую зону отчуждения. С собой у них прибор, который перемещает во времени.

Накануне премьеры продюсеры разослали журналистам третью серию для просмотра, так как «она лучше отражает дух сериала». Это на самом деле так: с третьей серии заметно меняется стиль съемки, появляется цветокоррекция, характерная для американских фильмов, действие которых происходит в пустыне. Зритель сразу попадает в пространство, знакомое по американским фильмам в переводе пиратских студий. Где-то узнаются «Сыны анархии», где-то «Наркос», при желании можно разглядеть даже намек на «Во все тяжкие» и «Остаться в живых» (тема с пропажей самолета и исчезновением пассажиров).

В общем, уровень съемки и постпродакшена в третьей серии вполне удовлетворил бы и продюсеров Netflix. Дело в том, что к этой серии у «Чернобыля-2» сменился режиссер. Вместо шведа Андерса Банке, снимавшего первый сезон, режиссерское кресло занял Павел Костомаров, хорошо известный зрителям и сериалов, и художественного кино, и документального. (Продюсеры, правда, уверяют, что претензий к качеству работы Банке не было, просто рабочие визы в США съемочной группе делали долго, а ждать он не смог, у него начался новый проект.)

© ТВ-3

Хочется надеяться, что и с историей, и с героями в «Чернобыле-2» тоже все получится. Тут могут быть проблемы. Если в первом сезоне «Чернобыля» путешествие было необходимо для внутренних изменений героев и развития их отношений, то во втором правила игры уже заранее заданы. И про героев все заранее понятно — верно говорит безумный персонаж Даниила Спиваковского: перед нами «Лидер, Королева, Бунтарь, Боец и Трус».

Но из новых советских Леши, Гоши, Насти и Ани еще надо достать тех ребят из России, переживших 90-е, — свободных, рисковых, нервных, ироничных, по-хорошему злых. Пока эти альтернативные прилизанные комсомольцы для Паши — скорее фантомы прежних друзей (в этом месте мы понимаем, чем та Россия все-таки лучше благополучного реанимированного СССР: люди хотя бы живые, а не пластмассовые).

В общем, интересно, как будут развиваться события и характеры. Не хотелось бы, чтобы единственной идеей сезона так и остался слоган из промо: «Первый российский сериал, снятый в Голливуде. Спасаем мир по-русски». По-русски мы и так спасаем мир — на всех других каналах, без перерывов на сон и обед. В этой, а не альтернативной реальности.

Комментарии

Новое в разделе «Медиа»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Кино
Андреа Вайс: «Подавляющее большинство испанцев не готово обсуждать репрессии Франко. Никто не хочет бередить рану»Андреа Вайс: «Подавляющее большинство испанцев не готово обсуждать репрессии Франко. Никто не хочет бередить рану» 

Режиссер «Костей раздора», дока о гибели Лорки, — об испанском «пакте о молчании», ЛГБТ-подполье при Франко и превращении национального поэта в квир-икону

22 ноября 20175830
Куда и почему исчезла Октябрьская революция из памяти народа?Общество
Куда и почему исчезла Октябрьская революция из памяти народа? 

Политолог Мария Снеговая начинает вести на Кольте колонку о политическом «сегодня», растущем из политического «вчера». Первый текст объясняет, когда именно в этой стране поспешили забыть о революции

21 ноября 201733580